Мероприятие обещало быть очень масштабным. Много ли было слушателей?

Так как это был формат расширенной конференции, слушателей было много. И дело даже не в количестве – аудитория была очень представительная. Помимо членов Общественного совета были эксперты из Общественной палаты, органов исполнительной власти, ведущие ученые. Всего на каждой секции было порядка 40-50 человек.

Какие тезисы вызвали наибольшую реакцию у аудитории?

Перечень острых вопросов был очень широким. Это и вопросы религиозного образования, и противодействие идеологии экстремизма, и взаимодействие государства и религии, и механизмы регулирования этих отношений. На мой взгляд, одним из самых важных моментов конференции было публичное обсуждение этих вопросов духовенства с молодежью – студентами КБГУ. Молодежь интересуют вопросы религии, но получить компетентные ответы не всегда удается. Во многом, именно из-за этого возникают неправильные толкования. Кстати, по этой же причине большое внимание уделили развитию религиозного образования, которое поможет дать обществу квалифицированные ответы по острым темам.

На какой главный вопрос нужно дать ответ людям с таким образованием?

Единодушно одной из центральных проблем была указана необходимость обозначить сектантские организации в России. Нужно делать разницу между религиозными органами и псевдорелигиозными организациями, которые зачастую ставят перед собой корыстные или политические цели. Между ними нужно провести четкую черту, и это можно сделать только совместными усилиями религиозных представителей, ученых теологов, общественников и исполнительной власти. В качестве примера реализации такой идеи можно привести советы алимов, которые создаются в ряде регионов.

Вашей темой было взаимоотношение религии и государства. Не могли бы вы коротко сформулировать свою позицию по этому вопросу?

Был один замечательный тезис на конференции, его, кажется, сказал владыка Феофилакт. «У нас много законов, которые хорошо все регламентируют. Очень важно, чтобы они исполнялись». В нашей стране есть все необходимые законы и статьи конституции, к тому же у нас есть хорошие традиции совместного существования разных религий, которые формировались на протяжении большого времени. Вместе с тем мы сейчас сталкиваемся с изменившимися реалиями, на которые необходимо адекватно отвечать.

Какие именно изменения вы имеете в виду?

В первую очередь, мы столкнулись с огромным наплывом сект, которые непременно имеют свои скрытые мотивы, корыстные или политические. Коллеги много говорили о том, что государство должно отсечь псевдорелигиозные организации с такими целями. Государство, сохраняя свою светскость и непредвзятость, должно взять на себя эту функцию, чтобы человек в духовном поиске не попал под влияние тех, кто манипулирует его чувствами для достижения своих личных целей.

Еще одним моментом является статус религиозных сооружений, который сегодня не всегда регламентируется. При их строительстве используются стандартные СНИПы, что не соответствует требованиям реальности.

В третьих, необходимо усиление взаимодействия государства и религиозных организаций в вопросе сохранения нравственности молодежи. В этом плане традиционные конфессии имеют хороший опыт и базу. Кроме того, религиозные деятели готовы и рады нести доброе, светлое, вечное. На мой взгляд, этот потенциал можно и нужно использовать, потому что это поможет оградить молодежь от сект, о которых я говорил ранее. Здесь тоже необходима жесткость, чтобы одновременно не давать спекулировать чувствами верующих и при этом оставлять право выбора за конкретным гражданином.

Сегодня часто поднимается тема «воинственного атеизма». Есть даже несколько уголовных дел. Поднимался ли этот вопрос на конференции?

Очень важно, чтобы во всех подобных случаях государство руководствовалось буквой закона. В Конституции заложены свобода вероисповедания и совести. Человек может верить, а может не верить. Призывы к насильственным действиям в отношении как верующих, так и неверующих должны получать четкую правовую оценку. Именно закон должен быть основой для разрешения подобных споров.

Как вы считаете, будут ли продолжать работать в таком формате?

Знаете, здесь важно отметить, что площадка не была организована и заточена под какую-то определенную резолюцию, которую разрабатывали «сверху». Полпред Сергей Меликов еще на открытии сразу подчеркнул, что рассчитывает на нас, что в ходе дискуссии будут озвучены эффективные рекомендации, которые можно использовать для дальнейшей работы. Для их разработки подобрали очень серьезный состав, который мог использовать региональный, окружной и федеральный опыт, а итоговые рекомендации аппарат полпредства сможет распространить по всему округу.

Конференция завершилась. Когда стоит ждать результатов?

Рекомендации, данные в ходе работы, будут обрабатываться, и итоговый документ скоро будет публично представлен организационным комитетом.

 

0
1931
Новости партнеров
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите


Новости партнеров