Нати Гобозова
RSS Нати Гобозова
самое простое создание на этом свете, которое только может быть!!! =))

 Тогда, будучи студенткой первого курса СурГПУ, я вела дневниковые записи, которые вошли в цикл статей, посвященных Южной Осетии. Снова затронуть тему независимости этой республики заставила сама судьба: по ее воле я опять оказалась в гуще событий, и вновь вела дневниковые записи. Я говорю о выборах президента РЮО в ноябре 2011 года и последующей реакции осетинского общества.

   Кратко напомню предысторию. Итак, ноябрь 2011г. В Южной Осетии объявлен первый тур выборов Президента. Всего участие в выборах приняли 24 404 избирателя.
   Обратите внимание: в списке кандидатов политиков практически нет. Да впрочем, сегодня и это уже не беда. Обществу республики, раздираемому противоречиями, не до таких мелочей, как послужной список и биография будущего Президента.
   Так, к примеру, Интернет-пространство пестрит сообщениями о том, что Алла Джиоева имеет судимость по ст. 150 (мошенничество) и ст. 286 (превышение полномочий) УК РФ. Срок судимости: 2 года и 2 месяца условно, на момент выборов данный срок не был погашен. А это значит, что Алла Джиоева не погасив условную судимость, баллотировалась на пост президента. Но, как ни странно, сегодня в Осетии возможно не только это.
   На слуху недавние события: операция «Спортсмен», которая была направлена на организацию и проведение серии массовых уличных беспорядков и протестов населения, с событиями на площади перед зданием Правительства РЮО, с погромами административных зданий, что стало практической реализацией «цветной революции» в РЮО. И хотя Эдуард Кокойты, на тот момент еще президент Южной Осетии, официально заявил о провале операции, свои плоды она все-таки дала.
  Вернемся к первому туру выборов, прошедшему 13 ноября. По его итогам кандидаты в президенты республики Анатолий Бибилов и Алла Джиоева, как набравшие наибольшее число голосов, вышли во второй тур.
   Конечно же, именно с этого момента началась основная политическая гонка.
   Второй тур президентских выборов состоялся в воскресенье 27 ноября 2011 года. Явка избирателей превысила 60 процентов при необходимом минимуме в 30. Результаты впечатляют.
   Алла Джиоева — официальные данные не обнародованы (согласно данным, объявленным ЦИК после обработки даннах 74 из 85 участков, — 56,7 %).
   Анатолий Бибилов — официальные данные не обнародованы (согласно данным, объявленным ЦИК после обработки даннах 74 из 85 участков, — 40 %).
   Против всех — официальные данные не обнародованы (согласно данным, объявленным ЦИК после обработки даннах 74 из 85 участков, — 1,1 %). Недействительные голоса — данные не обнародованы.
   Двадцать восьмого ноября 2011 года председатель ЦИК Республики Белла Плиева объявила, что после обработки данных с 74 из 85 участков, Джиоева набрала 56,7 % голосов (Бибилов набирал 40 %).
   Вскоре после этого (28 ноября) председатель Верховного суда Республики Ацамаз Биченов сообщил, что Верховный суд запретил ЦИК объявлять результаты голосования, получив жалобу партии «Единство» на действия сторонников Джиоевой.

   Пожалуй, именно с этого момента начинают разворачиваться самые драматические, после августа 2008 года, события для республики. Живо помню ощущения дежавю от происходившего на фоне выборов, словно война снова стоит у порога. В те дни в Осетии стали показывать телесюжеты о том, каков будет исход, если население примет неправильное решение. Транслировали невнятные видео из Грузии, мол, смотрите, как грузины радуются тому, что тут у вас, в Осетии, твориться. В сумме все это приводило в замешательство народ, который, похоже, до сих пор не может понять, чего хочет. Ожидание гражданской войны витало в воздухе. Угроза лидера оппозиции А. Джиоевой отозвать свою подпись под соглашением от 9 декабря, заключенным со сторонниками экс-президента Эдуарда Кокойты о стабилизации обстановки в республике, фактически отменяла надежду на мирное урегулирование политического конфликта.

   Я улетала из Южной Осетии 14 декабря. Ощущение того, что общество сидит на пороховой бочке, было неизменным. Тяжесть ожидания выборов, назначенных на 25 марта 2012 года, была почти физической. Люди разошлись по своим домам с площадей, но мир в республике так и не наступил. Главный вопрос сегодня на улицах поселений Южной Осетии, который никого не удивляет, не «Как дела?», а «За кого голосовать будешь?». Коллеги и родственники, сокурсники и преподаватели, начальники и подчиненные — все теперь разделились по другому принципу. Каждый таит в душе надежду на то, что после выборов жизнь в Осетии изменится к лучшему. Между тем, за происходящим зорко наблюдают политики и СМИ. В России удивляются, почему осетины не обратили внимания на факт поддержки Президентом и премьером России, единственной страны, которая помогает Южной Осетии, кандидата Анатолия Бибилова. А вот США вообще не признают легитимность осетинского волеизъявления. Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен не намерен признавать выборы в Южной Осетии и призывает Тбилиси тесно сотрудничать с Южной Осетией. Правда, непонятно, в какой форме, потому что конструктивность переговоров Грузии знает теперь весь мир.
   Что думает сама Осетия по поводу своего положения на мировой арене, выборов и всего, что с ними связано, сказать сегодня сложно. До сих пор действует сайт президента Эдуарда Кокойты, который 10 декабря объявил о своей отставке, и назначил временно исполнять обязанности президента Южной Осетии премьер-министра, уроженца Челябинска Вадима Бровцева, который вступил в полномочия 11 декабря 2011 года.

Нати ГОБОЗОВА

 

Отрывки из дневниковых записей, Южная Осетия, ноябрь-декабрь 2011 г.

Утро 30 ноября: «Впервые так не хочется вылетать в Осетию, столько боли в душе, весь лист залила своими слезами, которые все текут по щекам и текут… Боль утраты близкого человека никогда невозможно принять спокойно. Умерла бабушка, поэтому я, мама и тетя срочно вылетели на похороны».
Ближе к вечеру (30 ноября): «Проезжаем центральную площадь Цхинвала, на улице толпы молодых людей. Сидят и греются возле одного костра, на другом костре стоит котел, видно, что-то готовят там, совсем недалеко — палатки. Хм, видимо эти ребята здесь обосновались давно и надолго».
Полдень (2 декабря): «Когда дома полным ходом шли приготовления к похоронным обрядам, внезапно выключили свет. Люди стали волноваться, между собой перешептываться, я села у печи и пыталась при свече что-то накидать на своей бумаге. Вдруг заходит одна женщина и начинает поливать грязью все руководство республики.
Тут же другие гости сообщают, что перекрыли границу между Северной и Южной Осетией, якобы из-за угрозы схода снежных лавин.
Все это означает, что я рискую не вернуться в Сургут, так как это единственная дорога, соединяющая Россию с Южной Осетией».
4 декабря: «На улице люди уже доходят до рукоприкладства, назревает гражданская война. Не прошло и дня, как я узнала о том, что 10 декабря пройдет самовольная инаугурация Джиоевой.
Это значит, что в республике будет два президента, что по факту невозможно, и, как следствие, это приведет к внутреннему расколу государства». (Инаугурация не состоялась по достигнутому между Кокойты и Джиоевой 9 декабря соглашению.
Оно предусматривало прекращение акции протеста сторонников оппозиционного кандидата, не согласных с решением Верховного суда об отмене результатов выборов президента, в обмен на сложение полномочий действующим президентом Южной Осетии Кокойты.
В требования оппозиции входило также увольнение генерального прокурора республики Таймураза Хугаева, его заместителя Эльдара Кокоева и председателя Верховного суда Ацамаза Биченова. Представление на их увольнение накануне своей отставки 10 декабря Кокойты подписал, однако парламент Южной Осетии 14 декабря проголосовал против этих отставок — авт).

 

Комментарий эксперта

Олег Милевский, доктор исторических наук, профессор кафедры социально-гуманитарных дисциплин Сургутского государственного педагогического университета:
— Сложно провести прямые параллели с выборами в Осетии и в России. Процессы, происходившие в РЮО в выборный период — это все же, в большей степени борьба различных «политических элит» за власть и распределение ресурсов, в России же – гражданская инициатива, когда люди сами начинают осознавать, что их голосами манипулируют, и активно включаются в выборный процесс, чтобы отстаивать свою позицию. Возможность проведения в России «цветной революции» сводится к минимуму, а вот на территории маленьких государств (республик), таких, как Южная Осетия, это вполне реально. Хотя до сих пор поведение осетинского народа для меня составляет большую загадку, потому что ему кроме России никто не помогает, и помогать в любом случае не будет. Сейчас вопрос стоит так: либо с Россией, либо под Грузию, сами осетины все равно не устоят. Непонятно, чего этот народ хочет и на что он надеется, поддерживая Джиоеву.
Давайте мы ему не будем помогать, войска свои выведем, договоримся с Грузией и поддерживающими ее международными организациями об урегулировании проблемы, что тогда будет? Все это приведет к тому, что РЮО исчезнет.
Для России само собой важно, чтобы выборы в этой республике были признанны законными, легитимными, чтобы не спровоцировать беспорядков. Но чтобы и интересы России получили там адекватное представительство. Что греха таить, Южная Осетия живет преимущественно на российские деньги, притом вложения эти немалые. И чтобы контролировать процесс расходования, нужны контакты, элементы контроля, взаимодоговоренности. Если всего перечисленного не будет, то и говорить будет не о чем.
Выходом из сложившейся ситуации в Осетии вижу:
— проведение демократических выборов;
— выбор достойного кандидата, который будет проводить адекватную политику и во внешней, и во внутренней сферах политики, а также будет готов к взвешенному диалогу с РФ;
— борьбу с коррупцией;
— выполнение тех обещаний, которые даются;
— рациональная трата средств, выделяемых Российской Федерацией – на нужды народа, а не на личное потребление.

Комментарий эксперта

Денис Кирилюк, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Сургутского государственного университета:
— Сходство между выборами в России и Осетии, конечно, наблюдается, так как выборы не совсем демократические по внешним признакам, но в реальности это так называемая управляемая демократия, когда существует некая группа лиц, группа давления, которая может повлиять на результат какими-то административными решениями. Отличие в процессе проведения выборов тоже есть, притом достаточно серьезное: в российской политической практике такой прецедент, как непогашенная судимость кандидата или еще что-то в этом роде, невозможен, это находится на контроле инстанции, допускающей кандидатов к выборам.
Российской Федерации в первую очередь необходимо, чтобы в Южной Осетии была стабильность и не было кровопролития. Ключевое желание, чтобы на границах нашей страны не было зон, подконтрольных каким-либо неясным политическим силам, чтобы обезопасить собственное государство. Но при этом не может быть однозначного ответа на вопрос о полной независимости Южной Осетии. В геополитике не бывает на сто процентов правильного решения, всегда конечный результат определяется тем, насколько сильно давят крупные политические игроки с разных сторон, так вот, это давление на Осетию присутствует. Конечно, вряд ли российское руководство заинтересовано в полной мере независимой Южной Осетии, так как она в таком случае будет предметом провокаций против РФ. С одной стороны, очевидно, что Южная Осетия не хочет возвращаться в состав Грузии, а с другой стороны, наличие независимой РЮО — это, как говорят, косовский прецедент, полулегальный статус. Конечно же, для начала республика сама должна определиться со своим статусом, но вопрос, насколько заинтересованы соседи в появлении полноценного нового государства? Точно не заинтересована Грузия, и частично заинтересована Россия. А что касается мирового сообщества в целом, то оно, конечно же, тоже не заинтересовано, поэтому Южная Осетия рискует провалиться в зону полулегитимности.
Выходом из сложившейся ситуации вижу:
— определение республикой собственного статуса;
— проведение консультаций в вертикалях власти внутри самой республики, а также, наверное, диалог с соседними государствами (с Россией и Грузей). Понятно, насколько сильно сейчас недоверие к Грузии, но с другой стороны, мы не можем отрицать, что на сегодняшний день на картах большинства стран мира Южная Осетия считается частью Грузии. Это реальность для всех, за исключением России и еще нескольких государств: юридический статус Осетии в мировом сообществе не признан. Соответственно, так или иначе, переговоры с Грузией необходимо вести, только тогда можно будет говорить о построении в республике полноценной государственности. Но, честно говоря, я в ближайшем будущем не вижу независимую Южную Осетию, здесь вопрос геополитический, и, наверное, сама Южная Осетия вряд ли какими-то своими действиями сможет поспособствовать решению данной проблемы. Этот вопрос будут решать скорее крупные политические игроки, при том на уровне компромиссов между РФ и ведущими странами НАТО. Я не исключаю варианта, что может встать вопрос о признании Южной Осетии взамен на признание Россией Косово, рано или поздно вопрос о таком компромиссе может встать. Но проблема в том, что такой вариант для России неприемлем, а, следовательно, вопрос о признании Южной Осетии также откладывается. И поэтому что Косово, что РЮО будут полунезависимыми образованиями.

 

 

Кстати
Всего на выборах в Южной Осетии было зарегистрировано 17 кандидатов (ряду кандидатов отказано в регистрации из-за несоответствия цензу проживания в республике):
Игорь Алборов — заместитель министра обороны РЮО;
Инал Баззаев — депутат парламента РЮО;
Айвар Бестаев — заведующий отделением Республиканской больницы;
Анатолий Бибилов — глава МЧС РЮО (поддержан президентом Кокойты, партией «Единство», Коммунистической партией, партией «Фыдыбаста»);
Сергей Битиев — главный судебный пристав Минюста РЮО;
Эдуард Габараев — начальник артиллерии Министерства обороны РЮО;
Джемал Джигкаев — заведующий кабинетом компьютерной диагностики Республиканской больницы;
Алла Джиоева — экс-министр образования РЮО;
Георгий Кабисов — председатель Госкомитета информации, связи и массовых коммуникаций (поддержан Народной партией, партией «Растаг Ир»);
Владимир Келехсаев — депутат Парламента РЮО III и IV созывов;
Алан Котаев — первый заместитель мэра Цхинвала;
Алан Кочиев — преподаватель детско-юношеской спортивной школы тяжелой атлетики;
Алан Плиев — заместитель министра иностранных дел РЮО;
Дмитрий Тасоев — лидер Социал-демократического движения;
Сослан Тедеты — командир СОБРа МВД РЮО;
Вадим Цховребов — директор Юго-Осетинского предприятия хлебобулочных изделий;
Мераб Чигоев — депутат Парламента РЮО.
В ноябре Чигоев (в пользу Бибилова) и Бестаев (в пользу Тасоева), а затем также Алборов (в пользу Котаева) и Баззаев (в пользу Кабисова), Кочиев (в пользу Бибилова) и Габараев (в пользу Кабисова) сняли свои кандидатуры.

Справка
Окончательные результаты выборов Южной
Осетии, 13 ноября 2011 года:
Анатолий Бибилов — 24,86 % (6066 голосов);
Алла Джиоева — 24,80 % (6052 голоса);
Вадим Цховребов — 9,90 % (2418 голосов);
Алан Котаев — 9,66 % (2358 голосов);
Дмитрий Тасоев — 9,5 % (2318 голосов);
Георгий Кабисов — 7,62 % (1859 голосов);
Владимир Келехсаев — 6,65 % (1623 голоса);
Сергей Битиев — 3,34 % (815 голосов);
Сослан Тедеты — 1,13 % (275 голосов);
Алан Плиев — 1,05 % (255 голосов);
Джемал Джигкаев — 0,95 % (231 голос);
Против всех — 0,55 % (134 голоса).

2
2456
Комментарии
Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите